Инвестируйте со страховкой в бумажные активы

— Ты стал бы водить машину, не имея страховки? — спросил меня богатый папа.

— Нет, — ответил я. — Это было бы глупо. А почему вы меня об этом спрашиваете?

Богатый папа улыбнулся и задал следующий вопрос:

— А инвестировать без страховки ты стал бы?

— Нет, — сказал я. — Но ведь я инвестирую в недвижимость и всегда страхую свою собственность от потерь. Да и банк требует, чтобы у меня была страховка на всю принадлежащую мне собственность.

— Хороший ответ, — заметил богатый папа.

— Почему вы задаете мне все эти вопросы о страховании? — вновь полюбопытствовал я.

— Потому, что пришла пора научиться тому, как инвестировать в бумажные активы, такие как акции, облигации и взаимные фонды.

— А разве можно со страховкой инвестировать в бумажные фонды? — удивился я. — Вы что, хотите сказать, что и в этом случае можно застраховаться от убытков или минимизировать потери?

Богатый папа утвердительно кивнул.

— Так значит, инвестирование в бумажные активы не обязательно должно быть рискованным занятием? — продолжал выпытывать я.

— Не обязательно, — подтвердил богатый папа. — Инвестирование вообще не должно быть рискованным, если, конечно, ты знаешь, что делаешь.

— Но разве инвестирование в бумажные активы — это не риск для среднего инвестора? — спросил я. — Разве средний инвестор не инвестирует без всякой страховки?

Богатый папа вновь утвердительно кивнул, а потом пристально посмотрел мне в глаза и сказал:

— Вот почему я тебя всему этому учу. Я не хочу, чтобы ты был «средним инвестором». Средний инвестор занимается средними сделками; потому-то он и средний. Вот почему существует средний промышленный индекс Доу-Джонса. Средние индексы — для средних инвесторов. Повсюду так много людей, которые слушают своих финансовых советчиков и приходят в восторг, когда те говорят им: «Средний доход на рынке за последние 40 лет составил 12 процентов» или «Этот взаимный фонд дал средний доход 16 процентов за последние пять лет». Средний инвестор любит всевозможные средние величины.

— А что плохого в средних величинах? — спросил я.

— Да собственно, ничего, — ответил богатый папа. — Но если ты хочешь быть богатым, тебе нужно подняться выше среднего уровня.

— Так почему же средние величины мешают разбогатеть? — продолжал допытываться я.

— Потому, что средние величины не позволяют видеть побед и поражений, — сказал богатый папа. — Например, хотя верно то, что фондовый рынок в среднем вырос за последние 40 лет, в действительности у него были взлеты и падения.



— Ну и что? — заметил я. — Разве большинство людей этого не знают?

— Да, большинство знают, — сказал богатый папа. — Но все равно несут убытки, которых могли бы избежать. Средние инвесторы делают деньги, когда рынок движется вверх, и теряют деньги, когда рынок понижается. Поэтому они и средние. Но подумай, какие у тебя были бы средние показатели, если бы ты делал деньги и когда рынок идет вверх, и когда он идет вниз?

— Это было бы здорово, — ответил я. — Но что же все-таки делают искушенные инвесторы? Разве они не используют средние показатели?

— Используют. Но они используют совсем другие средние показатели. Все это я говорю к тому, что средний инвестор знает лишь то, как делать деньги в условиях растущего рынка, и поэтому он рад слышать, что рынок в среднем вырос за какое-то количество лет. Искушенный же инвестор не ищет усредненной информации. Ему, по сути, все равно, растет рынок в среднем или падает, потому что он делает деньги в обеих ситуациях.

— Вы хотите сказать, что он никогда не теряет? — удивился я.

— Нет. Этого я не говорил. У каждого инвестора в тот или иной момент бывают потери. Я лишь хочу сказать, что искушенный инвестор умеет выигрывать как в условиях растущего рынка, так и в условиях падающего. У среднего инвестора есть лишь стратегия того, как выигрывать при растущем рынке, а при падающем рынке он терпит крах. Искушенный инвестор не любит финансовых потрясений, которые покорно принимает средний. Искушенный инвестор тоже не всегда поступает правильно, и с ним тоже могут случаться неудачи… но разница в том, что в силу его подготовки и навыков, благодаря инструментам и стратегиям, которыми он владеет, его потери в целом намного меньше, а выигрыши — намного больше, чем у среднего инвестора.

Мне все время казалось странным, что люди готовы инвестировать свои кровно заработанные деньги, но не хотят инвестировать достаточно времени в то, чтобы научиться инвестировать. После многих лет, проведенных с богатым папой, я никак не могу понять, почему так много людей предпочитают работать изо всех сил всю свою жизнь, вместо того чтобы научиться тому, как заставить их деньги изо всех сил работать на них. А когда они все-таки решаются инвестировать свои кровно заработанные деньги в фондовый рынок, те готовы делать это без всякой страховки от потерь. При этом я всегда вспоминаю моего бедного папу, который работал в поте лица и при этом постоянно говорил: «Инвестирование — занятие рискованное». Он говорил это, хотя никогда не проводил никаких исследований по этому вопросу и не проходил никакого курса обучения инвестированию. Богатый папа сначала научил меня тому, как безопасно инвестировать в недвижимость, а теперь он учил меня тому, как безопасно инвестировать в бумажные активы.



— Так, значит, инвестирование в фондовый рынок не обязательно должно быть рискованным делом? — продолжал я спрашивать в надежде на дальнейшие разъяснения.

— Да, — подтвердил богатый папа.

— И все же миллионы людей инвестируют без какой-либо защиты от возможных убытков, не имея достаточного образования, и это делает их инвестиции рискованными.

— Еще какими рискованными! — согласился богатый папа. — Вот почему я спросил тебя, есть ли у твоих инвестиций в недвижимость страховка. Я знаю, что она есть, потому что этого требует твой банкир. Но у среднего инвестора в фондовый рынок никакой страховки нет. Миллионы и миллионы людей инвестируют с целью обеспечить свою старость без какой-либо страховки от катастрофических потерь. Это рискованно. Очень рискованно.

— Так почему же финансовые советники, биржевые брокеры и те, кто рекламирует взаимные фонды, не говорят им об этом? — удивился я.

— Не знаю, — ответил богатый папа. — Я сам часто задаю себе этот вопрос. Думаю, причина в том, что большинство финансовых экспертов, биржевых брокеров и консультантов из взаимных фондов на самом деле не являются инвесторами, и уж тем более — искушенными. Большинство людей, предоставляющих финансовые услуги, работают за зарплату или за комиссионные, точно так же, как и их клиенты.

— И они при этом дают советы другим людям, средним инвесторам, — заметил я, — таким же, как они сами.

Богатый папа утвердительно кивнул:

— Искушенный инвестор может делать деньги как на растущем, так и на падающем рынке. Средний инвестор время от времени делает деньги на растущем рынке и всегда теряет деньги на рынке падающем. Потом, потеряв уйму денег, средний инвестор звонит своему советчику и спрашивает: «Что же мне теперь делать?»

— И что же говорит брокер? — спросил я.

— Обычно он говорит: «Не нервничайте. Через несколько месяцев рынок вернется на прежние позиции». Или же: «Покупайте еще и компенсируйте за счет долларового усреднения стоимости».

— Но вы ведь не стали бы этого делать? — предположил я.

— Не стал бы, — сказал богатый папа. — А средний инвестор так делает.

— Так вы хотите сказать, что я могу инвестировать на фондовом рынке с незначительным риском и делать большие деньги?

— Совершенно верно, — подтвердил богатый папа. — Все, что тебе надо, — это не быть средним инвестором.


ipohondricheskoe-i-istericheskoe-razvitie-lichnosti.html
ipotechnie-kompanii-na-finansovom-rinke.html
    PR.RU™